День колонии в поселке Сирачой

IMG_1240Как быстро летит время на воле, кажется, совсем недавно посетили мы с Анатолием Ефимовичем Грохом,  бывшим заместителем начальника учреждения, а ныне председателем ветеранской организации, исправительную колонию особого режима ФБУ ИК №24 (п. Сирачой). И вот, 22 октября, спустя 12 месяцев вновь стоим у проходной, дожидаемся заместителя начальника колонии по воспитательной работе Евгения Русакова. Как и в прошлом году Евгений Сергеевич пригласил нас принять участие в мероприятиях, посвященных Дню колонии. Событие для сотрудников и осужденных знаковое, 48 лет назад в октябре 1969 года в исправительном учреждении (старое название ОС-34/24), было создано швейное производство.

Встречаемся как старые друзья, с ним подошли еще несколько офицеров, начальники отрядов: Руслан Уринов, Иван Никитин, Руслан Цильке, Тимур Биреев, Сергей Чукалин, которые тоже примут участие в торжественном мероприятии.

Программа как всегда запланирована была обширная, мы же с Анатолием Ефимовичем побывали на концерте, организованном силами представителей местной художественной самодеятельности и пообщались за чашкой чая с членами православной общины, нашими старыми знакомыми.

И на этот раз мы приехали не с пустыми руками, я привез капустный пирог. Мой товарищ А.Е.  Грох захватил с собой конфеты, чай и лук с чесноком, витаминов осужденным, так же как и солдатам в армии, не хватает.

Мои знакомые порой задают мне один и тот же вопрос – зачем ты туда ездишь? Неужели тебе интересно общаться с людьми, совершившими тяжкие преступления? Понимая, что переубедить негативно настроенных людей трудно, я, тем не менее, попробую. Отвечаю примерно так: каждый из нас, работая в трудовых коллективах, сталкивался с людьми, отсидевшими срок за колючей проволокой. Особенно много таких людей было в буровых бригадах, я работал в таких коллективах, будучи студентом ухтинского индустриального института, на 3-м и 4-м курсах. И не припомню не одного случая, чтобы кто-то из бывших сидельцев некорректно обошелся со мной. Наоборот, в присутствии таких мужиков, каждый из нас следил за своей речью, или как говорят некоторые, приблатненные – «за базаром». Помню в Усинске меня поселили с буровиком, полжизни просидевшем в местах не столь отдаленных. Мы проговорили с ним полночи, и он не бравировал своими ходками, наоборот, рассказывал, каким был глупым в молодости, когда получил первый срок. А дальше пошло как по накатанной, порой получал наказание за компанию. Присутствовал при драке – получи годы тюрьмы или колонии.

В армии, а я служил полтора года, в Чебаркуле, Свердловске и Челябинске, так же как и на зоне, особенно дорожишь общением со штатскими людьми, я уж не говорю про родных. Каждый из нас ждал письма с Родины, как «манны небесной». А общение по телефону вообще было чем-то запредельным. Помню, как всеми правдами и неправдами попал я в городок офицерского состава, будучи курсантом и заказал на почте переговоры с родными. А затем ждал неделю, пока они состоятся. Чтобы попасть  в городок, мне пришлось идти в самоволку, поскольку увольнительных в «учебке» не было. Разговор с членами семьи остался в памяти у меня на всю жизнь, он как бы дал меня дополнительные силы для прохождения нелегкой армейской службы. И сейчас, посещая места не столь отдаленные, все время вспоминаю это свое состояние. Когда я пребывал в недельном ожидании, затем шел потайными тропками на почту ради долгожданного десятиминутного общения с родными, с годовалым сыном, который промычав нечто нечленораздельное в телефонную трубку, вызвал у меня слезы умиления.

Естественно, на зоне народ не сентиментальный, однако дорогого стоят слова осужденных: «Николай Николаевич, не забывайте нас, приезжайте почаще».

Вот и на этот раз, побывав на небольшом концерте, устроенном заключенными для администрации колонии, мы перешли в помещение храма Божией Матери Державной, где нас уже ждали члены небольшой православной общины. За год несколько сменился состав коллектива, бывшего старосту Владислава Лесива перевели под Сыктывкар, на более мягкий режим. Теперь общину возглавляет Вадим Исаев.

Встреча была очень теплой, наши знакомые гостей ждали, Анатолию Ефимовичу осужденные подарили прекрасно выполненную икону Божией Матери. Затем было организовано чаепитие, во время которого мы неторопливо беседовали с прихожанами храма. Они делились с нами своими мыслями, мы рассказывали о том, что происходит сейчас на воле. Обсуждали созданный Алексеем Учителем кощунственный фильм «Матильда», порочащий светлый образ царя-мученика. Я подробно остановился на сюжете картины, отметив, что все в нем от начала до конца  — гнусная клевета на страстотерпца Николая II.

В заключении был сделан снимок на память, и братия попросила меня в следующий раз привезти фотографии с нашей встречи.

Николай Лудников

Фото автора

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *