Раскол Вселенского Православия

Сегодняшний исторический обзор мы решили посвятить острой теме, волнующей всех православных мира. Почему вновь произошло разобщение между, казалось бы, братскими Церквями?

Напомним события этой тревожной осени.

За пределы канонического поля

«На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви, состоявшемся 15 октября 2018 года в Минске, было принято Заявление Священного Синода в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Русской Православной Церкви.

Члены Священного Синода признали невозможным дальнейшее пребывание в евхаристическом общении с Константинопольским Патриархатом.

В Заявлении, в частности, сказано: «Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств, — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами».

«Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в ее храмах», — указывается в документе.

Священный Синод также призывал Предстоятелей и Священные Синоды Поместных Православных Церквей к надлежащей оценке вышеупомянутых антиканонических деяний Константинопольского Патриархата и совместному поиску путей выхода из тяжелейшего кризиса, раздирающего тело Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви» (Патриархия.ru).

Варфоломеевские руки

 

О треволнении церковном,

Душа моя, Христу молись.

Волков Стамбул направил к овнам.

Папизмом дышит старый лис.

 

Не каноничности экзархов

Да будет ясен всем приход.

Американских олигархов

Мечта - овец пустить в расход.

 

Антицерковные потуги,

Вмешательство в дела церквей.

Варфоломеевские руки -

Орудье вражеских сетей.

 

Нет Византии, веру турков

Там допустил крещённый мир.

Не нужно нам таких хирургов,

Врачующих отпавший клир!

 

Варфоломеевские руки

От нас, Спаситель, убери.

Направь обратно вражьи луки,

Единство Церкви сохрани!

 

Архиепископ Питирим (Волочков), член Союза писателей России

Антицерковный политический проект

Подробные разъяснения по данному вопросу приводятся на официальном сайте Московского Патриархата. Своими решениями от 11 октября Константинопольский Патриархат «отменил» принятое более 300 лет назад решение о передаче Киевской митрополии в ведение Московского Патриархата, тем самым посягнув на каноническую территорию Русской Православной Церкви, и заявил о готовности к реализации проекта «украинской автокефалии». Кроме того, Синод Константинопольского Патриархата в нарушение канонического порядка принял в общение лидеров украинского раскола.

«Константинопольский Патриархат присоединился к существующему уже на протяжении более четверти века чисто политическому проекту создания так называемой автокефальной украинской церкви, — напомнил председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион. — Проект был инициирован и поддерживается политическими лидерами, но его не поддерживает основная масса церковного народа Украины — это видно по многотысячным крестным ходам, которые проходят в Киеве, это видно по переполненным храмам канонической Украинской Православной Церкви. И мы сожалеем о том, что Константинопольский Патриархат в своих корыстных интересах встал на путь поддержки раскола — этого антицерковного политического проекта».

Это не первый подобный случай в истории, с сожалением констатировал митрополит Иларион. «Мы помним, как Константинополь поддерживал обновленческий раскол и наносил удары Русской Православной Церкви всякий раз, когда она оказывалась в трудном положении, — отметил архипастырь. — Вот цена той братской любви, о которой так часто заявляет Константинопольский Патриархат». Раскол Вселенского Православия «Мы сейчас встали перед новой церковной реальностью: у нас больше нет единого координирующего центра в Православной Церкви, и мы должны это очень ясно сознавать. Константинопольский Патриархат в качестве такового центра самоликвидировался», — подчеркнул митрополит Иларион. Он напомнил, что на протяжении нескольких десятилетий Московский Патриархат и другие Поместные Церкви участвовали в подготовке Всеправославного Собора, их представители и Предстоятели съезжались на собрания, которые организовывал Константинопольский Патриархат. «Но вторгшись в канонические пределы иной Поместной Церкви, легитимизировав раскол, он утратил право именоваться координирующим центром для Православной Церкви», — сказал иерарх.

Существует ли возможность, что Константинопольский Патриархат откажется от предпринятых им шагов? «Возможность для покаяния всегда остается, хотя логика последних действий не предполагает каких-то шагов в противоположную сторону, — выразил мнение владыка Иларион. — Но мы все-таки очень надеемся на то, что разум восторжествует. Патриарх Варфоломей часто именуется «духовным лидером 300-миллионного православного населения планеты», но из этих 300 миллионов как минимум половину нужно сейчас вычитать: он не является духовным лидером ни для Русской Православной Церкви, ни для тех Поместных Православных Церквей, которые, как я думаю, не поддержат его разбойнических действий. Именно поэтому я и говорю, что он утратил сейчас право именоваться координирующим центром для Православной Церкви».

С византийских времен

Что можно к этому добавить? В который уже раз «волки в овечьих шкурах», – иерархи Константинопольской церкви – вонзают нож в спину своим «духовным братьям». Противостояние идет с незапамятных времен. Еще святитель Илларион, митрополит Киевский, автор первого русского литературно- философского сочинения «Слово о Законе и Благодати», написанного в первой половине XI века, отстаивал величие Земли Русской, «…ибо Русь была освящена не Законом, а Благодатью…». По сути, «Слово» – это не похвальная песнь князьям, а воспевание достоинства и славы Русской земли, и направлено оно прямо против политических притязаний Византии.

«…Похвалим же и мы, по силе нашей, ма- лыми похвалами, великое и дивное сотворив- шего, нашего учителя и наставника, великого князя земли нашей Владимира, внука старого Игоря, сына же славного Святослава, которые во времена своего владычества мужеством и храбростью прослыли в странах многих и ныне победами и силою поминаются и прославляются. Ибо не в худой и неведомой земле владычество ваше, но в Русской, о которой знают и слышат во всех четырех концах земли…» (Православная энциклопедия «Азбука веры»).

Митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков) в своем фундаментальном труде «История Русской церкви» целую главу посвятил освещению истории христианства в славянских землях от равноапостольного князя Владимира.

Идея понятна, Макарий на основании рукописей показывает, что отдельные епархии Русской Церкви ведут свое летоисчисление с первых веков Христианства. Вот что пишет владыка в своей «Истории Русской церкви»:

- Древняя Скифия, простиравшаяся от Дуная или даже из-за Дуная от гор Балканских до Азовского моря и Дона чрез все пространство нынешнего Новороссийского края, состояла из двух частей – Малой Скифии, находившейся у самого устья Дуная по правую его сторону до Балкана, а по левую до Каркинитского залива и Тавроскифии, или нынешнего Крыма. В первой, т. е. Малой Скифии, была только одна епархия – Скифская, или Томитанская, а в Тавроскифии известно до пяти епархий, которые от запада к востоку по Черному морю лежали в следующем порядке: Херсонская, Готская, Сурожская, Фулльская и Боспорская.

Таким образом, проповедь апостола Андрея, попав на плодородную почву, дала буйные всходы. Уже в первой половине I-го века от Рождества Христова на части территории современной России существовали христианские епархии.

После падения Византии в 1453 г. у pусских не было сомнений, что ее духовной наследницей стала Россия. В 1516 году стаpец Филофей в послании к великому князю Василию III пишет ставшие впоследствии знаменитыми слова: «Вся хpистианская цаpства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, тpетий (т. е. Москва) стоит, а четвеpтому не быти... Един ты во всей поднебесной хpистианом цаpь».

Поэтому вполне закономерно, что после двух уний греков с католиками (Лионская в 1274 г. и Феppаpо-Флоpентийская в 1439 г.) и двухсотлетнего пребывания под турецким владычеством русские ставили под сомнение саму истинность их веры. Около 1480 г. на Руси в аpхиеpейскую пpисягу было включено обещание не принимать греков ни на митрополию, ни на епископию как находящихся под властью неверного царя (Курс лекций Московской духовной семинаpии по истоpии Русской Цеpкви, 1970 г.).

С падением Константинополя в 1453 году у русских людей окрепло убеждение, что именно их державе суждено стать правопреемницей Византии, Сам Господь предначертал стать Руси третьим Римом, защитницей веры православной.

В 1492 году митрополит Зосима заявляет в своем послании что Иван III стал наследником вселенской религиозной миссии византийских императоров, и называет его «новым царем Константином нового града Константинополя – Москвы и всея Руси».

В самом начале XVI века инок Елеазарова монастыря Филофей в своем труде пишет: «… Сия же ныне третьего нового Рима державного твоего царствия святая соборная апостольская церковь, иже в концах вселенныя в православной христианской вере во всей поднебесной паче солнца светится... два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти: уже твое христианское царство инем не останется…».

Весь народ на Руси свято верил, что их Православие самое чистое и правильное. С особенной силой это было подчеркнуто и закреплено в постановлениях Стоглавого Собора в 1551 году. Решения, связанные с каноническим правом, более обосновываются на грамотах московских митрополитов и на уставе Иосифа Волоцкого, чем на греческих первоисточниках.

Когда Собору приходилось выбирать между новогреческим и русским обрядами, а последний отражал более ранние, древневизантийские черты, введенные на Руси еще в десятом веке, то предпочтение, без колебаний, оказывалось родному, освященному веками его употребления. В постановлении церковного собора 1551 года было сказано, что русские церковные обряды правильнее всех других.

Иван Грозный на предложение иезуита Антония Поссевина заключить союз с Римом по примеру Византии отвечал: «Греки для нас не Евангелие. Мы верим Христу, а не грекам. Мы получили веру при начале христианской церкви, когда Андрей, брат ап. Петра, приходил в эти страны, чтобы пройти в Рим. Таким образом, мы в Москве приняли христианскую веру в то самое время, как вы в Италии, и содержим ее ненарушимо».

Во время торжеств поставления первого русского патриарха Иова, в 1589 году, константинопольский патриарх Иеремия, видимо, следуя тексту особого для этого события созданного русского обряда, подтверждает: «... Во всей подсолнечной один благочестивый царь, а впредь, что Бог изволит». Этими словами он как бы указывал, что во всей вселенной остался лишь один подлинно-христианский царь, царь Руси – Федор Иоаннович.

Авторитет Руси в православном мире к середине XVII века поднялся на небывалую высоту, многие соседние христианские страны просили у нее защиту.

Подготовил Николай Лудников

Фото Олега Варова, Патриархия.ru

(Продолжение следует)

«Колокол Севера» » №6(83) ноябрь 2018 г.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *