От Бутырки до Кылтово

Бывший узник московской тюрьмы священномученик Анатолий нашел упокоение на северной земле

Какие удивительные встречи порой посылает Господь. Так, в канун нового, 2019 года мне довелось познакомиться с интересным человеком, московским священником, окормляющим заключенных бутырской тюрьмы. И беседы наши были посвящены не только тюремному служению, но и такой близкой каждому православному теме – новомучеников и исповедников Российских, чью память мы  празднуем сегодня, 10 февраля.

Необычный звонок

На моем телефоне высветился номер, который мне был незнаком. Абонент представился, им оказался протоиерей Константин Кобелев. Батюшка из Москвы, служит старшим священником в храме Покрова Пресвятой Богородицы в бутырском изоляторе. Это один из самых известных и старейших в России, Бутырскую тюрьму официально именуют ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по городу Москве. Основана она в 1771 году, примерно тогда же был заложен тюремный храм, освященный в 1782 году.

Отец Константин сказал, что звонит по просьбе заключенных, которые прочитали в Интернете главы моей книги «Храмы на зонах – возрождение души». Его подопечные сообщили батюшке, что, если возможно, хотели бы иметь эту книгу в своей церковной библиотеке.

Разговорились, отец Константин оказался интересным собеседником, его мягкий завораживающий баритон располагал к доверительному общению. Далее он поведал, что от своих подопечных узнал и о существовании «Колокола Севера». Оказывается, нас в Бутырке с удовольствием читают. Просматривая электронный архив газеты, батюшка наткнулся на статью, в которой я рассказываю о Кылтовском Крестовоздвиженском женском монастыре. Интерес московского священника к этой теме неслучаен, на территории монастыря Сыктывкарской епархии упокоился один из бывших узников Бутырки, причисленный к лику святых, – митрополит Херсонский и Одесский Анатолий Грисюк.

Понимая, что по телефону всего не расскажешь, я попросил отца Константина связаться со мной через сеть «ВКонтакте». В тот же день мы и подружились. Батюшка сообщил мне свой домашний адрес, на который я и выслал свои книги и несколько последних номеров нашей газеты «Колокол Севера».

От тюрьмы не зарекайся

Интересна судьба священника Константина Кобелева, он оказался практически моим ровесником, моложе меня всего на два года. Родился Константин в Москве в 1957 году. Окончил биофак МГУ. В 1979 году попал в авиакатастрофу. Трагедии предшествовал тяжелый эмоциональный и духовный кризис, отец Константин даже записал в дневнике тогда: «Провидение, если ты есть, убей меня». После катастрофы сомнений в бытии Бога не осталось, и начались поиски того, какой Он. В Церковь пришел благодаря крестному Анатолию Гармаеву (сейчас протоиерей). В середине 80-х, будучи алтарником в храме Илии Пророка Обыденного, познакомился с отцом Глебом Каледой, основоположником тюремного служения в Москве. Константин окончил Московскую духовную семинарию. В 1991 г. рукоположен в сан диакона, в 1998 г. – в сан пресвитера. В 2003 году отца Константина назначают служить в СИЗО №3 на Красной Пресне, а затем и в Бутырку. В настоящее время является клириком храма святителя Николая Мирликийского в Бирюлеве и старшим священником в храме Покрова Пресвятой Богородицы в бутырском изоляторе, возрожденном в начале 90-х отцом Глебом Каледой.

Тюремное служение отца Константина освящается судьбами новомучеников, сейчас известны 216 человек, уже причисленных к лику святых, которые пребывали в этой тюрьме.

В узах он веселился надеждой небесной свободы

Как уже писалось выше, сидел в Бутырской тюрьме и митрополит Херсонский и Одесский Анатолий Грисюк. А умер владыка Анатолий у нас на Севере, похоронен на территории Кылтовского женского Крестовоздвиженского монастыря, бывшего в те страшные времена тюрьмой.

В начале 1937 года НКВД объявило приговор владыке: заключение в лагерь сроком на пять лет.

Как повествует житие, к этому времени митрополит Анатолий уже был инвалидом, он практически не мог передвигаться из-за больных ног. Но его отправили общим этапом вместе с уголовными преступниками, которые в дороге обворовывали беспомощного старца. От стоянки до стоянки его гнали пешком, подталкивая в спину прикладами. Когда владыка терял сознание, его бросали в грузовик, затем заставляли снова идти пешком. Так святитель оказался в Кылтовском Ухто-Печорском лагере Республики Коми.

Здесь его, хронически больного язвой желудка, миокардитом, с больными лёгкими принудили к тяжёлому труду. В документах лагеря о заключённом митрополите сообщалось: «Работает добросовестно, к инструментам относится бережно. Дисциплинирован. Качество работы удовлетворительно».

В июле владыка заболел воспалением лёгких, но жестокий режим работ не смягчился. Запись охранника сообщает: «Работу выполняет на 62%. По старости работает слабо, но старается». Ещё позднее сообщается, что заключённый «к физической работе не пригоден».

В конце 1937 года святитель почти потерял зрение. К нему приехала его родная сестра Мария, чтобы хоть чем-то помочь страдальцу. Он просил разрешить ему увидеть её родное лицо хотя бы перед смертью, но и эту малость не разрешили.

Несмотря на жестокую атмосферу заключения, священномученик сохранил у себя Евангелие. Он пребывал в спокойствии духа, в глубокой молитве. В узах он веселился надеждой небесной свободы. Перед кончиной к владыке пришли, чтобы отнять нательный крест и Евангелие. Евангелие палачи вырвали, но крест владыка не отдал и, защищая его хладеющими руками, отошёл ко Господу 23 января 1938 года в больнице Ухто-Печорского лагеря.

Вот такова трагическая судьба одного из многих тысяч священнослужителей – жертв большевистского террора.

Отец Константин в разговоре со мной отметил, что очень хотел бы побывать на месте упокоения одного из священномучеников, бывших узников Бутырской тюрьмы. Загадывать не будем, однако желание это взаимное, будем надеяться, что по молитвам нашим доведется нам встретиться на территории Кылтовского Крестовоздвиженского женского монастыря – там, где обрел покой и отошел ко Господу славный сын Русской Православной Церкви – митрополит Одесский и Херсонский Анатолий Грисюк.

Николай Лудников

Фото Николая Лудникова и сайтов «ВКонтакте», Православие.ru

История создания обители

В 1894 году Священный Синод по ходатайству архангелогородского купца Афанасия Васильевича Булычёва принял решение «Об учреждении зырянского общежительного женского монастыря, с богадельнею при нём и с таким числом монашествующих, какое обитель по своим средствам может содержать».

С благословения святого праведного Иоанна Кронштадтского Булычёв заранее начал подготовительные работы. Устроил небольшой кирпичный заводик. На месте пустыни Василия Пестерева, где чудесным образом был обретён поставленный им крест (между реками Кылтовка и Большая Ель в Коми), возвели деревянную двухэтажную одноглавую церковь с колокольней во имя просветителя зырян Стефана Пермского. Афанасий Васильевич подарил монастырю 2,5 тысячи десятин земли, на которых рос прекрасный строевой лес, и 35 тысяч рублей на содержание духовенства.

К осени 1911 года в центре обители был возведен каменный пятиглавый собор преп. Зосимы и Савватия, выполненный в русско-византийском стиле, 38 метров в высоту с уникальным отоплением: отбираемый теплый воздух циркулировал по специальным каналам в стенах, обогревая огромное помещение внутри собора высотой в 28 метров.

Все это было построено в глухой тайге, вдали от крупных городов.

В монастыре воспитывались до пятидесяти девочек, их обучали грамоте, рукоделию, домоводству. В Богадельне получали уход и заботу двадцать престарелых людей. Ежегодно выдавалось более 10 000 благотворительных обедов.

В 1918 году монастырь упразднили. По слезным прошениям насельниц (к этому времени их уже было около 200) на месте обители организовали сельскохозяйственную общину.

Все материальные ценности забрали, монахиням запретили молиться. Игумения монастыря, старица 84 лет, Филарета скончалась. Игуменией стала монахиня Ермогена.

В 1923 году поступил донос, что сестры не оставили молитву. И грянули репрессии, общину разогнали, монахинь судили, сослали на Соловки.

Монахиня Елизавета Ярыгина была расстреляна. Ныне причислена к лику святых новомучеников, в земле Коми просиявших.

На территории монастыря организовали «Кылтовский детский городок» для беспризорников, по сути – колонию. В 1930 году ее ликвидировали и создали сельскохозяйственное отделение Ухтпечлага, а потом Севжелдорлага.

В главном храме монастыря разместили две тюрьмы – мужскую и женскую, по рассказам очевидцев, одновременно сидело в стенах собора на четырех этажах в мелких клетушках до 1000 человек.

Много заключенных похоронено на местном кладбище, здесь же упокоился и митрополит Херсонский и Одесский Анатолий Грисюк, причисленный к лику святых.

Возрождение монастырской жизни в Кылтово началось с лета 1995 года. За прошедшие 24 года трудами игуменьи Стефаниды, насельниц и благотворителей удалось многое сделать. Из запустения спасли храм, теперь здесь проводятся церковные службы. Над главным куполом воздвигнут крест. В сестринском корпусе обустроены еще два храма. На подворье в Сыктывкаре, продолжая традиции обители, кормят бездомных людей.

По материалам из архива редакции и сайтов kyltovo.ru и vera-eskom.ruэ

«Колокол Севера» » №1(84) январь 2019 г.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *